Большая советская энциклопедия (1956)

ТЮ́ТЧЕВ, Фёдор Иванович [23 ноября (5 дек.) 1803 — 15 (27) июля 1873] — выдающийся русский поэт. Родился в усадьбе отца в с. Овстуг Брянского уезда Орловской губ. в родовитой дворянской семье. Первоначальное образование получил дома под руководством поэта-переводчика С. Е. Раича, являвшегося членом декабристского «Союза благоденствия». В 1821 окончил словесное отделение Московского ун-та. В 1822—39 находился на дипломатич. службе при русской миссии в Мюнхене, затем в Турине. В Мюнхене подружился с Г. Гейне, общался с Ф. Шеллингом. По возвращении в Россию (1844) служил в ведомстве министерства иностранных дел. С 1858 до смерти состоял председателем комитета иностранной цензуры. Умер в Царском Селе, похоронен в Петербурге, на Новодевичьем кладбище.

  Т. начал писать стихи в ранней юности. Выступил в печати в 1819, но в дальнейшем печатался редко и с большими перерывами. Во время пребывания Т. за границей несколько его стихотворений были напечатаны в малопопулярных московских журналах и альманахах. Поэзию Т. высоко оценил А. С. Пушкин, опубликовавший большой цикл его стихов в журнале «Современник» (1836). Первая критич. статья о стихах Т. принадлежит Н. А. Некрасову, к-рый отнёс его к «русским первостепенным поэтическим талантам» («Современник», 1850). В 1854 редакция «Современника» издала сборник стихов Т., подготовленный к печати И. С. Тургеневым.

  Творчество Т. отличается сложностью и противоречивостью, отражающей двойственное отношение поэта к современной ему социальной действительности. В 20-е гг. Т. были свойственны вольнолюбивые настроения. Политич. мировоззрение Т. в 40-е гг. складывалось под влиянием идей славянофилов (см.). В публицистич. статьях («Россия и Германия», 1844, «Россия и революция», 1849, «Папство и римский вопрос», 1850) Т. противопоставлял самодержавную и православную Россию революционному и «безбожному» Западу; оплот против революции он видел в единении славянских стран под главенством России. В политич. лирике («Море и утёс», 1848, и др.) Т. пропагандировал идеи панславизма. Однако Крымская война 1853—56, обнаружившая гнилость и бессилие крепостной России, вызвала у Т. резкую критику самодержавно-бюрократич. режима (в письмах, в эпиграммах на Николая I, П. А. Шувалова, на цензуру). Т. остро ощущал переломный характер своей эпохи. Поэтому поэзия Т. вся проникнута тревогой, ощущением трагизма жизни. Несмотря на открыто враждебное отношение к революции, его постоянно влекло к «высоким зрелищам» социальных потрясений, для него характерен повышенный интерес к «роковым» моментам истории («Цицерон», 1830). Поэт испытывал особенное тяготение к изображению «бурь» и «гроз» в природе и в человеческой душе. Явления природы, переживания человека раскрываются в единстве борющихся противоположностей. Это придаёт лирике Т. богатство содержания и философскую глубину. Вместе с тем, изображая мир в непрестанном движении, поэт не показывает его в развитии. Отсюда безысходность борьбы, неразрешимость противоречий. В самом себе поэт ощущает трагич. раздвоенность, «двойное бытие»: страстную любовь к жизни, к «матери-земле», способность погружаться в «земное самозабвение», упиваться «преизбытком жизни» и наряду с этим — настроения «ущерба», «изнеможения», естественные для «обломка старых поколений», не находящего себе места среди «пришельцев новых». Космич. темы и образы, занимающие видное место в поэзии Т., порою прямо переплетаются с мотивами социальными («Бессонница», ок. 1829, «Как птичка раннею зарей…», 30-е гг.).

  Поэт-философ, Т. был в то же время подлинным поэтом-художником, мастером стихотворной формы, автором непревзойдённых «пейзажей в стихах» (Н. А. Некрасов) и тонким психологом. В своём художественном развитии он отразил общее для русской поэзии движение от романтизма к реализму. Пластичность образов, свежесть и точность определений обнаруживаются уже в лучших стихах Т. 30-х гг. Образы природы обычно привлекаются молодым Т. в качестве соответствия переживаниям человека («Поток сгустился и тускнеет…», «В душном воздуха молчанье…», «Фонтан»). У зрелого Т. этот приём встречается значительно реже, уступая место непосредственному впечатлению от картин природы; наряду с этим усиливается внимание поэта к конкретным деталям («Как весел грохот летних бурь…», 1851, «Есть в осени первоначальной…», 1857, «Как хорошо ты, о море ночное…», 1865). Выдающимся явлением в русской и мировой поэзии была любовная лирика Т., отличающаяся глубиной мысли, поэтич. силой в передаче человеческих чувств и ярко индивидуализированным лирич. образом женщины, любящей «наперекор и людям, и судьбе» («О, как убийственно мы любим…», 1851, «Чему молилась ты с любовью…», 1851, «Последняя любовь», 1853, «Есть и в моем страдальческом застое…», 1865).

  Несмотря на противоположность мировоззрения Тютчева и Н. А. Добролюбова, последний высоко оценил поэзию Т., отметив, что его стихам присущи «и знойная страстность, и суровая энергия, и глубокая дума, возбуждаемая не одними стихийными явлениями, но и вопросами нравственными, интересами общественной жизни» (Собр. соч., т. 2, 1952, стр. 176). Поэтич. сила стихов Т. восхищала писателей различных направлений: А. С. Пушкина, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, Н. Г. Чернышевского, А. А. Фета, Ф. М. Достоевского. Тем не менее широкое признание Т. получил лишь на рубеже 20 в. Большую роль в популяризации его творчества сыграли символисты, хотя их истолкование существа поэзии Т. было крайне односторонним. Научное изучение наследия Т. началось после Великой Октябрьской социалистической революции. В подмосковной усадьбе Тютчевых Мураново (см.) открыт музей, носящий имя поэта.

 

  Соч. Т.: Полное собрание сочинений. С критико-биографическим очерком В. Я. Брюсова, под ред. П. В. Быкова, 8 изд., П., [б. г.]; Полное собрание стихотворений, [т.] 1—2, М. — Л., 1933—34; Полное собрание стихотворений. Вступ. ст. и общ. ред. В. Гиппиуса, Л., 1939 (Б-ка поэта. Большая серия); Стихотворения, Л., 1953. Вступит. ст. Д. Д. Благого (Б-ка поэта. Малая серия, 2 изд.); Письма Ф. И. Тютчева к его второй жене урожд. бар. Пфеффель, [вып.] 1—3, СПБ, 1914—17 (Оттиск из «Старины и новизны», кн. 18—20 и 22).

  Лит.: Некрасов Н. А., Русские второстепенные поэты. Полное собр. соч. и писем, т. 9, М., 1950 (стр. 190—221); Тургенев И. С., Несколько слов о стихотворениях Ф. И. Тютчева, Собрание соч., т. 10, М., 1949; Фет А., О стихотворениях Ф. Тютчева, «Русское слово», 1859, № 2, стр. 63—84; Аксаков И. С., Биография Федора Ивановича Тютчева, М., 1886; Соловьев В., Поэзия Ф. И. Тютчева, «Вестник Европы», 1895, т. 4; Тютчевский сборник [1873—1923], П., 1923; Урания. Тютчевский альманах. 1803—1928, Л., 1928; Чулков Г., Летопись жизни и творчества Ф. И. Тютчева, М. — Л., 1933; Литературное наследство, [вып.] 19—21, М., 1935 (стр. 177—256, 371—418, 565—602), то же, [вып.] 31—32, М., 1937 (стр. 753—76); Сергиевский И., Выдающийся русский поэт. К 150-летию со дня рождения Ф. И. Тютчева, «Новый мир», 1953, № 12; История русской литературы, т. 7, М. — Л., 1955 (Акад. наук СССР. Ин-т русской литературы [Пушкинский дом]).